1743 год [не смотри в инете, что в этот год было, там сплошные враки], июнь, 4-5 вечера. Поле с вкраплениями леса. Битва французской армии на чужой территории. Стефан Лурье верхом на лошади в форме наполеоновского солдата [точно как в учебнике истории, вот здесь не наврали] на правом фланге. В разгар боя ваш фланг слегка зажали, и ты принимаешь решение свалить. Прости за этот термин, но ты дезертировал в ближайший лесок, прям на лошади. В дыму никто не заметил ухода. 

 

         Въехав в лес, ты спешился и повёл лошадь под уздцы. Учитывая ситуацию, ты не рискуешь вылезти из леса, а напротив — только заглубляешься в чащу. Примерно на закате набредаешь на домик отшельницы-бабули. Стучишься, и она впускает переночевать. Её странное лесное жильё совершенно не вызывает у тебя вопросов, так как ты пылаешь страхом своего поступка. Ты в отчаянии, не знаешь, что делать завтра.

 

         Натянутая беседа с хозяйкой превращается в сплошное враньё с твоей стороны. Сочиняя на ходу, ты до смерти боишься споткнуться о свою же историю, но бабуля едва сдерживает улыбку, потому что она местная ведунья. Она видит тебя насквозь, каждое твоё придуманное слово не закрывает образов твоего побега с поля сражения. Вывалив весь этот бред, ты ложишься спать, а наутро, вслед, прям тебе в спину, так и не дождавшись твоего раскаяния, бабушка ставит на тебя печать:

 

           — Пусть твои слова станут тебе кочками в болоте!

 

        За ночлег ты расплатился конём, поэтому дальше сквозь лес пошёл уже один. Ты понятия не имел, куда идти дальше, но живой лес стал постепенно превращаться в сухостой, низкорослые деревца и высокую траву в лужах. Ещё спустя час ходьбы под ногами уже хлюпало, куда не наступи. Вода была ещё прозрачна, поэтому проглядывало дно луж, но картина стремительно усугублялась однообразием местности, в которой ты заблудился. Ещё час, и ты выбираешь узкие тропинки с едва устойчивым покрытием, которые в итоге превратились в кочки. И вот он, момент истины — перед тобой серьёзная развилка: налево — кочка поменьше, ведущая на твердь. Направо — кочка побольше, также выводящая на сухую тропинку. Ты долго решаешься (и правильно, что долго), но в итоге выбираешь прыжок вправо. Кочка оказывается хлипкой, нога проскальзывает, и ты падаешь не просто в лужу, а в зыбучий ил. 

 

        Спустя 5 минут телодвижений, и на поверхности остаётся одна шляпа — в тот момент ты и сменил сценарий.

Обратная сторона медали:

 

   Бабуля-отшельница неспроста оказалась на твоём пути. Это была твоя судьбоносная переломная точка. Тот разговор был развилкой, после которого ты бы вознёсся, либо пропал. Третьего варианта не дано! Другими словами, бабушка слушала твой лживый рассказ и до последнего надеялась, что ты раскроешься и выдашь всю правду о своём дезертирстве. Это стало бы началом твоего подъёма в слоях игры — признание самому себе, что струсил. Бабушка ведь видела каждый кадр твоего побега, и даже утром дала тебе последний шанс на раскаяние, но ты и его провалил.

 

        Сейчас ты в этом сценарии — в петле. Ты петляешь в своём дне сурка, постоянно натыкаясь на подобную развилку: сказать правду (унизительную для своего достоинства), либо наворотить 3 короба. Тот сценарий с глухой избушкой точно скопировался в твоём текущем сценарии. Он не похож внешними декорациями, но принцип точно такой же.

 

         Таким образом, пока ты не выберешь «признаться в содеянном», так и будешь выбирать правую кочку, ведущую на перезапись в той петле. Не представляю, сколько кругов ты намотал, прежде чем эта история вылезла наружу, чтоб поведать про ту неустойчивую кочку.

И на прощание бабуля сказала:

— Всё равно твой путь вернёт тебя сюда! 

Назад

 © 2020 Как мы сюда попадали

Все права защищены и охраняются Dragконом

Копирование материалов сайта строго запрещено

Как мы сюда попадали
Как мы сюда попадали