Данная информация изложена в непривычном формате. Вот так шла и всё тут. Я поначалу всё же хотел привести её к общему знаменателю, но вовремя остановился: "Какие ещё знаменатели? Их нет, как и рамок, догм и ограничений."

 

   6-я мерность. Степь. Местами голый грунт, где-то из земли торчат булыжники, где-то редкая поржавевшая трава. Признаков уничтожения мерности, в принципе, нет — вполне себе пейзаж природы, но весьма диковатый и безлюдный. Даже в запахе воздуха ощущается, что до ближайшей цивилизации сотни км. Посреди красоты торчит скала, выпирающая из-под земли, как приоткрытая крышка подвала — с одним прямоугольным и двумя треугольными отвесными фасадами.

 

     Камень способен выдержать огромные перегрузки, как температуры, так и давления, поэтому внутри скал получаются самые надёжные, уютные и неприступные дома. Вот и в этой каменной глыбе вырублено целое здание, сотрудники которого ведут очень необычные эксперименты.

    Оранжелия — гостеприимная хозяйка скалы. Она встречает в километре от своего места обитания и с очень гордым видом, жестом предлагает проследовать за ней. По её уверенной походке понятно, что сейчас хозяйка будет чем-то удивлять.

 

      По мере приближения к скале, сквозь огромные окна видны просторные террасы, утопающие в зелени. Можно подумать, что это ботанический сад по выращиванию редких сортов растений, и уже предвкушаешь утомительные лекции по скрещиванию кактусов с черешней, но это было бы слишком банально и предсказуемо.

 

         — Теперь, повернувшись назад, удивляешься той своей наивности. Это ж надо было начать с такой дозировки! — с горящими глазами начала экскурсию Оранжелия. — Первые пациенты просто лопались, взрывались как перекаченные воздушные шары. Они не выдерживали такого количества необузданной энергии. Эту мощь сперва нужно было запрячь как лошадь и не спеша объездить.

 

      В первые минуты экскурсии у меня сложилось впечатление, что Оранжелия меня с кем-то спутала, потому что я не врубался о чём она вообще рассказывает — как будто я смотрю фильм со второй серии, пропустив начало.

 

        Здание и вправду впечатляло, только одной его продуманностью можно было гордиться. Даже зайдя далеко вглубь планировки, помещение оставалось залитым солнечным светом, потому что в потолке каждой комнаты располагалось окно. Чтобы его не разбил крупный град или камнепад, окно было не плоским, а в форме выпирающей на улицу пирамиды из четырёх граней, с виду напоминающей кристалл, направленный в небо. Вместо привычного стекла в рамах — акрил.

 

      Межкомнатные перегородки представляли собой естественные каменные опоры, прореженные колоннами, где-то арками, где-то прямоугольными, квадратными и даже овальными проёмами. Короче, чувствуешь себя внутри гигантского сыра, где суетится персонал в спецодежде пастельных тонов и вторая категория людей, явно не входящая в число "от мира сего".

 

         В общем, картина постепенно прорисовывается: какой-то институт (как никакой другой из экологически чистых материалов), в котором живут и работают учёные и добровольцы-испытуемые.

 

Чем же научены те и что испытывают эти?

 

      — Меня всегда завораживала стихия, — продолжила Оранжелия. — Я зачарованно наблюдала за горизонтальными дождями с порывами ветра 50 м/сек., за молниями, ураганами, штормами, снежными лавинами. Я мысленно помещала в эпицентр природного безумства крохотную фигурку человека и удивлялась несопоставимости их размеров. Однако с другой стороны, я наблюдала за тем, на что способен человек, доведённый до отчаяния. Если он загнан в угол, но ещё не сломлен, то его сила духа способна выделять такое кол-во энергии, которое как раз сопоставимо с энергией бушующих стихий. В такие моменты я отчётливо понимала, насколько разъярённому духу тесно в его крохотном аватаре. Так мне пришла в голову мысль создать гибрид стихии с человеком — скрестить их как скрещивают фрукты. Ведь, если духу становится тесно в аватаре, значит в такие моменты давление можно стравить, выпустив избыток наружу, но не в виде пшика через крики, потовыделение и размахивания конечностями, а с куда большим КПД. Как насчёт ни просто ткнуть пальцем в сторону обидчика, а запульнуть молнией, закрутить в волну вон тот атомный крейсер или прочертить маршрут лавине?

Процесс скрещивания

   Энергия, выделяемая, например торнадо, на электро-плазменном уровне схожа с гневом человека. Разница лишь в масштабе разрушения. Если первая может потопить флотилию, то вторая — сломать табуретку об стол. Но между их исходными кодами можно ставить знак равенства как между химической формулой капли воды и целым озером, откуда та капля родом.

 

         — Первые скрещивания тонких полей оказались губительными для испытуемых. Их просто разрывало на части в прямом смысле слова — фарш со стен, потолка и акрилового окошка приходилось счищать шпателем. Нельзя так сразу совместить несоразмерное. Затем я пошла более длинной дорогой, но с явным пониманием, как всё-таки запрягать и объезжать скакунов.

 

        Схематично это напоминает лестницу между этажами. Что ты видишь, когда смотришь на неё сбоку? — вопросительно посмотрела Оранжелия.

 

            — Бетонные ступени, — не растерялся я.

 

     — А я вижу ответную пустоту — ступени из воздуха, которые плотно прилегают к ступеням из бетона в точно такой же форме — в форме воздушной перевёрнутой лестницы, но не наделённой плотностью, — продолжила Оранжелия. — Пока ещё не наделённой.

 

          Секрет гибридизации оказался прост: испытуемый должен был впускать в себя не всю лестницу сразу, а поэтапно: ступенька за ступенькой, чтоб у него было время на уплотнение своей ступени из воздуха впритык к ступени из бетона, чтоб в дальнейшем этот бетон стихии не раздавил его изнутри.

 

        Если ты понял аналогию с классической лестницей, то позволь усложнить образ, так как он более правильный. В действительности ступени вовсе не линейные и не одинаковые. На самом деле ступени вырезаны по окружности сферы, они замкнуты в кольцо и самая большая ступень на экваторе, а самые малые на полюсах. Каждая следующая ступень вдвое меньше предыдущей. Гибридизация начинается с полюсов, постепенно увеличивая нагрузку по заполнению и уплотнению ответной пустоты. Вот и вся наука!

 

        — Как ты оказалась в 7-й и чем там занимаешься? — продолжил я допрос с пристрастием. — Ведь это первое, о чём ты меня спросишь))

 

         — Способов попасть в 7-ю много, но я не рассматриваю её как тюрьму. Для меня это превосходный способ преумножить результаты своей работы, а также найти ключи к замкам. Большинство людей до сих пор не понимает связь мерностей — чем она тесней и ограниченней, тем больший выхлоп даёт даже самая простая работа. Так что, я надеваю шлем, когда здесь — в 6-й, ситуация заходит в тупик. Синхронизация двух мерностей способна решить практически любые мои проблемы, если научиться грамотно пользоваться, и главное — не бояться этого механизма.

     На этом наша короткая, но тёплая встреча закончилась. Я поблагодарил Оранжелию за потрясную экскурсию и гостеприимство, а затем каждый побежал по своим делам: я — чистить снег, а она — скрещивать очередного чувака с извержением вулкана.

 © 2020 Как мы сюда попадали

Все права защищены и охраняются Dragконом

Копирование материалов сайта строго запрещено

Как мы сюда попадали
Как мы сюда попадали