6-я мерность. Лёгкая жизнь Майка Нортона круто изменилась, когда облик мерности был стёрт. Уцелевшие остатки людей приходили в себя: кто-то надел шлем, а кто-то продолжил надевать крылья, но уже для более значимых целей, чем простое развлечение.

 

        Команда Майка почти сохранила свой состав. После какой-никакой адаптации, ребят завербовала группа военных, которые внезапно передумали подчиняться уставу корпорации.

 

За полгода до этих событий:

   Редли Старк — полковник (в эквиваленте наших званий), командующий полком численностью около тысячи человек. И это не рядовые солдафоны с ватой вместо мозгов, из которых состоят вооружённые силы.

 

Что общего между ротой солдат и футбольной командой?

 

       Отсутствие автономности. Командные виды спорта культивируют в спортсменах хроническую зависимость друг от друга, и в случае малейшего ахтунга, здоровенный детина превращается в слабоумного нытика, если он оказался в заднице в одиночку (застрял в лифте, например).

 

     Один на один с проблемой — это кошмарный сон для профессионального футболиста, волейболиста, баскетболиста, хоккеиста и других дровосексуалистов.

 

       И совершенно обратная ситуация для одиночных видов спорта — умение выжить в одиночку и только в одиночку, рассчитывая только на себя и свои лыжи, велосипед, лук, ракетку, карабин, быстрые ноги и стальные кулаки.

 

      В полк Редли входили элитные бойцы, заточенные не только на групповые операции, но и способные в любой момент отфракталиться от боевой машины и смешаться с толпой, превратившись в автономную боевую единицу, что говорит о пройденной школе внешней разведки. Уровень подготовки и подготовленности (прошу не путать) бойцов Старка был настолько высок и вариативен, что для честного боя, против одного нужно было ставить 8-10 обычных солдат.

 

    У самого лучшего — самое лучшее, поэтому элитный полк состоял на вооружении у корпорации. Много спорных операций можно было избежать, но в целях устрашения, корпорация требовала от своей боевой машины систематической демонстрации силы и превосходства.

 

         Полк Редли напоминал газонокосилку, которую если уж выкатили на газон, то садиться ниже травы уже не имело смысла.

В роскошь упакованный,
неприкосновенностью укомплектованный.

   Эрнест Тромб — судья верховного суда. Получив свой трон, Эрнест с головой нырнул в пьянящий омут вседозволенности. Он упивался неприкосновенностью так, что у самого закостенелого атеиста невольно промелькивала мысль о существовании ада: "Это чудовище могло выпрыгнуть только оттуда."

       Любое дело, громкое или потише, даже отдалённо затрагивающее интересы корпорации, включая все её государственные институты, обязательно заканчивалось в их пользу. Шантаж, служебный подлог, убийства, подкуп, запугивание и ликвидация свидетелей, пытки, фальсификация улик, вымогательства — неполный список того, на что благочестивый судья закрывал глаза, если звонили сверху. Некоторые заседания доходили до такого маразма, что сугробы на фотографиях классифицировали как "вот такое хреновое лето", и любые неопровержимые доказательства зимы таяли под июльским солнцем, греющим Эрнеста. Но сам, будучи судьёй такого уровня, он в первый же месяц после своего назначения попробовал на вкус практически половину уголовного кодекса.

 

       Если вначале судебные процессы хоть как-то придерживались регламента и для приличия прикрывались показаниями купленных "очевидцев", то в апогее Эрнестова мракобесия уровень циничности заседаний стремительно подошёл к отметке "Неприкрытый маразм". Но никто не мог тягаться с насквозь коррумпированными карательными жерновами корпорации.

   Нет такого машиниста поезда, который не сбил бы человека за свою карьеру. Нет такого командира, которого судьба однажды не поставит перед выбором: "Изменить или измениться".

 

     Банальный разгон толпы. Людей так много, что местные полицаи уже не справлялись, поэтому в сектор пришлось вводить войска. Безоружная толпа недовольных, вышедших на улицы, окружена полком Редли Старка. Наслышанные навыками элитного подразделения, эмоция недовольства на лицах повстанцев сменилась страхом. Все друг друга поняли, это читалось в глазах противоборствующих сторон, вроде бы разойтись и успокоиться, но сверху поступает сигнал показательной казни, чтоб "Другим секторам неповадно было".

   — Зачистить район! — голосит наушник в ухе командира.

 

           — Толпа безоружна и не враждебна, я не буду открывать огонь! — докладывает полковник.

 

       — Я повторяю: ликвидировать толпу! — продолжают поступать приказы из центра.

 

       Глаза спецназовцев нервно шаркают то на прицельную планку, то на командира.

 

          — Отставить огонь! — кричит Редли в наушниках подчинённых. — Оружие на предохранитель, отходим!

   В ту пору в 6-й мерности не было разделения гражданских судов и военных. Учитывая, что мерность трещала в тисках тотального безпредела, по умолчанию было введено безсрочное военное положение, поэтому дело о полковнике-мятежнике было передано в Верховный Суд, и в этом громком судебном процессе пересеклись пути Старка и Тромба.

 

      — Из материалов дела: группа вооружённых боевиков обстреливала жилой квартал. По результатам собранных улик и многочисленных показаний свидетелей, вы обвиняетесь в том, что вступили в сговор с бандитами и прибыв в зону огня, перебили часть местного патруля, расчищая боевикам пути отхода. Учитывая ваш безукоризненный послужной список, остаются невыясненными мотивы вашего предательства. Почему вы впервые нарушили приказ, полковник?

 

      Редли, хорошо зная, с чем имеет дело, не питал надежд отмыться от дёгтя перевёртышей, который на него подготовлено вылили, это уже было невозможно. И мосты он сжёг совсем ни в тот момент, когда приказал своим солдатам убрать оружие и отступить, а несколькими днями ранее.

 

Несколькими днями ранее

    Лайма была не единственной, кто принимал у себя светящуюся гостью. То же самое Серенити проделала ещё несколько раз по своему списку. Переформатирование прошла и Агасия Тетли, в подчинении которой находились уже десятки тысяч сотрудников корпорации, включая Лайму Нексис.

 

        Игрок за игроком меняли свои судьбы, восстанавливая равновесие чёрно-белых весов, переписывая ход событий целой мерности. Непрошеной гостьей Серенити ввалилась и в дом полковника Редли Старка. Очень спокойная, внятная, ясная, убедительная и как всегда, вразумительная беседа запустила в мозгах полковника способность масштабного видения ситуации. И он прозрел, и он увидел совершенно иную картину, которую не разглядеть, уперевшись в неё носом.

 

       — Вы слышите вопрос, полковник? Так почему вы нарушили приказ? — снова послышался в тумане происходящего голос обвинения.

        Но этот балаган уже не имел значения, как и вся липкость смолы обвинений, в которую методично погружался судебный процесс. Старк получил от Серенити то, что вознесло его над всем этим цирком, с грохотом скидывая заседание суда до уровня театрального шоу. Старк подготовился, слишком хорошо подготовился к заседанию, поэтому хладнокровно наблюдал, оценивал и моделировал варианты развития событий всех 360-ти градусов, как учили в школе внешней разведки.

 

          — Вы будете отвечать на вопросы, полковник? — наконец вмешался сам судья Эрнест Тромб.

 

        — Я не могу, ваша честь, — низким тембром, сдерживая ухмылку, произнёс Старк. — Сегодня такой день, что отвечать на вопросы не будет никто, а только слушать.

 

        — Кого слушать? — опешил судья, всей кожей почуяв неладное в самоуверенной интонации Старка.

 

— Гром!

 

      Через секунду послышались одиночные выстрелы: у периметра здания на улице, на этажах, а потом уже в зале заседания. Первыми были застрелены все люди в форме.

 

        Снайперы перевели переключатели в автоматический режим и решетили окна уже короткими очередями. Через несколько минут зачистки к зданию суда подлетел военный вертолёт и тем, кто ещё не врубился, что происходит, объяснил на языке пушки с диалектом 100 слов в секунду.

 

         [Если кто не слышал такую огневую мощь своими ушами, объясню: 100 выстрелов в секунду из крупного калибра совсем не похоже на выстрелы (ухо не успевает отсечки делать). Это напоминает рёв Кинг-Конга, разлом земной коры, обрушение скалы или раскаты грома, но только не стрельбу патронами. Частота гула менее 10 герц, поэтому такие звуки услышит даже глухой — он почувствует, как кто-то долбится в его грудную клетку, пытаясь проломить.]

 

    Короткая 5-секундная очередь скосила вековые деревья у здания суда как одуванчики, сбрив заодно пару гранитных колонн фасада, поэтому часть крыши рухнула, заблокировав центральный выход.

 

       Эрнест видел и слышал подобное только по телеку, кишка не дотягивала до нужной толщины, поэтому судья оказался сверх-лёгкой мишенью — главной мишенью военного переворота. Его, как испуганного щенка, сквозь дым, пыль и грохот маленькой начавшейся войны, доволокли до заднего двора и швырнули в вертолёт.

 

        Идея была проста: корпорация жаждала показательных зачисток и казней — так пожалуйста! Почему бы только не поменять полярность?

 

        Прибыв на военную базу, где было припрятано оборудование для погружения в ВР, на голову Эрнеста надели шлем и вытолкнули в максимально прелестный сценарий, какой только наспех могли найти в библиотеке 7-й мерности. Понятное дело, что как только судью засекут в игре корпоративные дружки, его дух тут же переведут в более приличный аватар, да и сценарий сменят, но только вот о вызволении назад речи быть не может. Потому что для выхода из игры нужно тело, а это уже проблема…

   Кровавый закат. К широкой реке подлетает вертолёт с коматозником на борту. Полковник Старк лично вслух выносит приговор безсознательному телу Эрнеста, перерезает ему горло и сталкивает в водную рябь.

 © 2020 Как мы сюда попадали

Все права защищены и охраняются Dragконом

Копирование материалов сайта строго запрещено

Как мы сюда попадали
Как мы сюда попадали