Где-то высоко. Дворец из мрамора. Зал с колоннами в правом крыле. Посреди зала стоит круглый стол и несколько стульев занято. 5-6 «человек», скучковавшись рядом, сидят напротив «женщины». Помещение для этой встречи было выбрано с какой-то намеренной издёвкой: несмотря на круглый стол, прямо сейчас здесь выносят приговор с элементом выбора. Но не стоит обольщаться, выбор невелик: между «в лоб» и «по лбу» — формальности соблюдены.

 

       Итак, выбор подсудимой сделан, и она погружается в следующую матрёшину распутывать свой персональный лабиринт.

   5-я мерность. Каприлия (сокращённый вариант: Каприна) — свежеиспечённая жительница острова Панария (соответствует центру нашего Индийского океана, +-). С высоты самолёта очертания береговой линии точно воспроизводят контур парящей хищной птицы. По нашим меркам размах крыльев острова километров 5.

 

      Каприна подгрузилась в роскошный замок в традициях Ласточкиного Гнезда, возведённый на голове птицы-острова. Правда, замок не имеет ничего общего с картонным крымским полуразрушенным муляжом, так как завораживает уединением не только издали, но и не разочаровывает вблизи.

 

     Остров заселён. Формально разграничим население на два посёлка: жители правого крыла и левого. Формально им сверху выписали губернатора — божественную Каприлию. Только вот, не всё так просто с этой новенькой…

 

Фазы Месяца

   У Каприны (как и у любого смертного даже в 7-й мерности) раздвоение личности — временами добрая, весёлая и заботливая; а временами демон во плоти. Если у среднестатистического человека эти две чёрно-белые личности, живущие внутри, редко встречаются в пограничных состояниях, а скорей, преобладает тысяча промежуточных оттенков, то Каприна в прямом смысле впадает в патологические крайности:

   Месяц растёт — Каприна созидает;

   Месяц убывает — Каприна разрушает.

 

         В моменты полно- и новолуния с женщиной творится чёрт знает что, поэтому в такие дни она взяла за правило просто спать.

 

Чёрт знает что

   Это сродни одержанию, когда в тело подселяется второй желающий порулить, временно наступив на горло хозяину аватара. Однако, в данном случае нет никакого второго. Есть только тёмная и светлая половина одного человека, которые отказываются уживаться и сочетать оттенки между разрушением и созиданием.

 

        Автопример для наглядности: вместо стандартной машины с газом и тормозом, мы имеем две педали на двоих — одна машина с газом, вторая с тормозом.

 

      Когда две половины не живут в гармонии, а на всю катушку включаются по очереди, то человеку некогда жить. Но это не всё.

 

      Есть ещё второй вид раздвоения, идущий параллельно с первым. Каприна — оборотень, то есть способна на быструю трансформацию аватара (вот тут по своему желанию). Модификаций две:

 

    1. Добрая Каприна (в аватаре женщины) трансформируется в женщину с крыльями, то есть просто появляются крылья, причём с такой скоростью, что если Каприну столкнуть с утёса, то она не долетит до воды. [Забавный лингвистический парадокс: не долетит до воды, потому что вырастут крылья.]

 

       2. Злая Каприна полностью теряет свой женственный облик и обращается в Драга. Нет, он не такой гигантский в 5-мерности — примерно вдвое превышает человеческий аватар в размахе рук/крыльев соответственно.

 

        Если обращение доброй в злую (и наоборот) зависит от фазы Месяца и никак не контролируется хозяйкой, то трансформация в крылатое существо (и обратно) полностью во власти Каприны.

 

        Таким образом мы получаем сложную модификацию из четырёх компонентов: крылатая/безкрылая добрая/злая.

    Подгрузка в сценарий произошла в новолуние. Каприна спускается к своему народу в престижном женском аватаре, чтоб познакомиться и наметить планы на будущее. Она превосходит местное население в знаниях и способностях многократно, а при таких козырях тебя с первых же минут принимают за Богиню, заметь, заслуженно.

 

     Ты сверкаешь скоростью мысли, изящностью речи, гибкостью ума и библиотекой мировоззрения, а не пришитыми погонами, гербовым удостоверением или фамилией отца. Невозможно отобрать внутренние достоинства в первом случае, и как легко превратиться в пиксельное ничто(жество) во втором. Козыри первой категории после смерти всегда остаются со своим носителем, в то время как козыри второй категории снимают с покойника вместе со штанами.

 

      На следующий день Каприна уже блистала умом на второй половине своего острова. Чтобы знакомство выглядело эффектней, в обоих посёлках женщина продемонстрировала свои крылатые возможности, ангелом взмахнув ввысь, символично закрыв собой солнце, чтоб крылатая тень пронеслась по впечатлённой толпе.

 

      Люди были очень довольны своей предводительницей, ведь она давала им знания, а где знания — там технологии. Я говорю об истинном проявлении магии: об энергии пространства, пропущенной сквозь собственное тело, а не о технократическом суррогате, где технический прогресс множится вместе с количеством аптек, и не понятно, кто кого проталкивает в этом больном технократическом обществе.

 

         Каприна обучала проектированию улиц, строительству жилищ, формированию изгибов дорог и троп, выращиванию садов и сочетанию в них растений. За дни растущего Месяца остров изменился.

 

        Близилось полнолуние и никто на Панарии не предполагал, что их всех ждёт, включая наставницу. В полнолуние черти водят хоровод не только в головах шизофреников, странные события произошли и на расцветающей Панарии.

 

        В то время, как островитяне ждали очередного мастер-класса от полюбившейся Каприны, с неба сошёл неблагодатный огонь прям из пасти ниоткуда появившегося Драга. За несколько часов мракобесия, Каприна испепелила половину острова, попутно обуглив нескольких человек. Островитяне отсиживались в укрытиях, ожидая свою покровительницу, которая их и жгла с неба в непривычном аватаре.

   Циклы Месяца сменяли друг друга. Остров то расцветал, то превращался в пепелище, которое вновь приводили в порядок, чтобы снова сжечь. И никто не мог с этим ничего поделать. Но абсурдный цикл созидания/разрушения острова оказался лишь верхушкой айсберга.

 

Тёмная сторона

   Напомню, что остров разделён пополам — по посёлку на крыло. Во время первой же фазы разрушения Каприна раскрасила правое крыло в чёрный цвет — затуманила мозг целому посёлку. Обладая таким уровнем мировоззрения, это плёвое дело. Ведь реку нельзя перекрыть, а только перенаправить. Энергия пространства, пропущенная сквозь злобную Каприну — и у целого посёлка мозги набекрень. А дальше по классике жанра:

 

         — Видите вон тот посёлок за холмом? Его жители дышат вашим воздухом. А вон тот мужик такие вещи говорил про твою жену, ууууууууу…

 

       И понеслась! Столкнуть два народа лбами — раз плюнуть, если за пределами шахматной доски в ухо обоим шепчет третья сила.

 

       [Запомни! В шахматах первыми всегда ходят чёрные, но выигрывают всегда белые. Если победили чёрные, значит партия ещё не закончилась.]

 

        Чёрные пошли. Белые вынуждены защищаться. Остров потерял покой, но обрёл пряный вкус. Жемчуг рассыпался по острову словно песок, только собирай, да в шкатулку складывай! Добрая Каприна заседала в белом посёлке, обучая людей обороне. Злая Каприна неслась в чёрный посёлок в первый же огнедышащий день. Проблема шахматной партии в том, что одна и та же сущность идеально держала равновесие на чаше весов. Ведь одна и та же голова брызгала ядом и противоядием в идеально равном соотношении.

 

       Сколько было случаев, когда к последнему дню лунного цикла тот или иной посёлок практически праздновал победу, как вдруг на следующий день Каприна переходила на противоположную сторону баррикад и советский флаг, воткнутый в Берлин, за пару дней отодвигали до Владивостока. Вот так и жил остров: по чётным Каприна била себя левой рукой, по нечётным — правой.

 

       Борьба напоминала безконечную гонку вооружения, где страны, всего-навсего, демонстративно поочерёдно увеличивают тоннаж своих ядерных бомб, пока не сдетонируют воды мирового океана. Так случилось и в этот раз.

 

       Растерзанная, обезсиленная, изнемождённая и потерявшая смысл жизни Каприна сидела на пригорке, сложив крылья и размышляла о серости бытия. Ведь как бы ни хитроумен был её очередной план, следующий будет ещё лучше — а это тревожный звоночек в пользу очевидного зацикливания в сценарии. Что может быть круче последнего айфона? Тот, который выйдет следующим. Как же разорвать порочную петлю?

   Каприна была наслышана о неком уникальном острове, живущим по своим правилам; о мудром правителе, создавшим тот кремниевый оазис. Остров славился внутренней гармонией и уникальной системой безопасности, которую невозможно преодолеть без особого приглашения.

 

        Все свои силы, умения и возможности Каприлия бросила на поиски ни столько самого острова, сколько на само приглашение, которое всё-таки было получено.

 

     — Арамидон приветствует тебя! — раздался голос, от которого Каприна вздрогнула, предвкушая скорое решение своей проблемы.

     Ну, в общем сели, поговорили, древний дух упаковался в аватар обычного старца, внимательно выслушал гостью и дал на первый взгляд, просто абсурдный совет:

 

    — Смахни с доски все шахматы, а потом выстави чёрные с обеих сторон.

 

        Совет конечно, умереть не встать! Но мы судим о человеке по его образу жизни, по видимым заслугам.

 

         — Если Арамидон создал кремниевый остров в углеродном мире, то чувак явно шарит в проектировании самодостаточных экосистем, — рассуждала Каприна, возвращаясь домой.

 

        [Конечно, она думала не такими словами. Я так ляпнул, чтоб оттенить разницу двух мировоззрений.]

   Итак, шахматная доска. С обеих сторон, как завещал великий, выстроены чёрные фигуры. Сцена финальная: «Перегной от слова «перегнить»». Камера, мотор!

 

       Уникальность данной стратегии в том, что нет баланса света и тьмы. Тёмные, используя коварную, лживую и паразитарную методику бьются против коварной, лживой и паразитарной контр-методики. Нет противовеса, разрушения некому восстанавливать, вечно лгущему некому верить. Два паразита не могут выжить без донора, они обречены на неизбежное вымирание-перегнивание, ибо их жизнеобеспечение заточено на симбиоз со светлой половиной. Тьма пыталась противостоять тьме, но слилась с ней воедино, что нарушило принцип любого противостояния и противостоять стало некому. Всё. Финита ля комедия!

 

       Пока длилась эта длинная странная ночь, странности постигли и Каприну — она перестала обращаться в добрую, так как на шахматной доске отсутствовал белый цвет. Как только две чёрных волны ударились друг о друга и успокоились, тёмная сторона покинула и Каприну. Верней, тьма, которая в комплектации у любого, просто канула на самое дно её сущности.

 

        Колесо обращений было разрушено, раздраконить Каприну теперь можно было независимо от фазы Месяца, но она быстро приходила в себя, училась справляться со своими демонами. Самое интересное случилось с людьми: они будто очнулись от тяжелейшего морока. Оглядываясь назад, такое поведение, такие ценности теперь вызывали улыбку:

 

   — Это ж надо так глубоко спать!

 

      Вся та прошлая жизнь вмиг потеряла значимость, но только не россыпи жемчуга, которые островитяне понабрали сундуками за время страшного морока.

 

        Пожить с новыми мозгами особо не получилось, так как очень скоро Арамидон устроил Армагеддон, и птичка Панария захлебнулась в трещине океанского дна.

 © 2020 Как мы сюда попадали

Все права защищены и охраняются Dragконом

Копирование материалов сайта строго запрещено

Как мы сюда попадали
Как мы сюда попадали