5-я мерность. Холмистая местность. Солнце давно за горизонтом, почти стемнело. Холм, что повыше, был выбран под сегодняшнюю, необычно длинную ночь. Вверх по склону ковыляет фигура мужчины — это Хорес. Внимание притягивает ни то посох, ни то факел. Со стороны можно подумать, что на носу олимпиада, и маршрут эстафеты олимпийского огня проложен среди этих холмов. Хорес держит посох в правой руке строго вертикально и, оберегая огонь, быстрым шагом стремиться к вершине.

 

        На позиции. Высокая мужская фигура венчает маковку холма. Всё готово к этой ночи. Пора!

 

        Хорес крепким уверенным движением бьёт посохом оземь. Огонь, который до сих пор вырывался привычными языками пламени с окончания посоха-факела, вдруг исчез, а вместо него в небо ударил столб света. Хорес уже посох не держал, а держался за него, ибо 2-метровый шест в момент удара намертво закрепился между небом и землёй. Настолько намертво, что если б в него врезался поезд, то шест рассек бы состав пополам от головы до последнего вагона, как нож разрезает вдоль огурец.

 

Итак, картина маслом:

   Ночь. На вершине холма стоит человек. В землю воткнут шест, из вершины которого бьёт луч невиданной яркости, уходящий далеко ввысь, скрываясь в звёздах. Цвет луча описать невозможно. Мы знаем, что белый свет — это сумма семи цветов радуги, но глядя на столб света, мы видим переливание — разложение белого цвета на семь цветов и обратно. На вопрос: "Какого же цвета луч?", ты ответил бы:

 

   — А хрен его знает… наверно всех.

 

         Зрелище потрясает с одной стороны, но намекает на недосказанность с другой, ибо запах грандиозности в воздухе и гул в грудине, явно превышают размах того, что мы видим на холме, поэтому камера многократно отъезжает вверх в надежде охватить картину целиком.

 

Что же мы видим?

   А Хорес-то не один! В небо бьёт 16 таких лучей. И это явно какой-то гигантский механизм.

Какой-то гигантский механизм

   Представь территорию, размером в несколько городов. Собери 16 самых сильных магов планеты и расставь их по периметру равноудалёно друг от друга лицом внутрь фигуры. Схематично получился правильный равносторонний 16-угольник. В определённый момент все 16 магов должны одновременно вонзить свой посох в грунт, выпустив в небо столб света. Во-избежании оплавления собственных предохранителей, в такой момент за посох лучше не держаться — воткнул и пусть себе стоит.

 

    Как только все 16 супермагов (не путать с магазином и супермаркетом) активируют странный механизм, произойдёт синхронизация 16-ти углов этой геометрической фигуры. И вот тут-то мы понимаем, что за недосказанность витала в воздухе, когда мы разглядывали лишь одного Хореса.

 

        Мощь выделяемой посохами энергии провоцирует их найти друг друга, что они и делают: каждый посох идентифицирует 15 остальных и прокладывает к ним прямую дорогу.

 

Как строят ж/д пути?

  Рельсы стараются прокладывать как можно ровней: провалы рельефа засыпают, нагребая валы; возвышенности срезают; а скалы протыкают тоннелями.

 

        Под прямой дорогой между посохами я подразумеваю прокладывание тропы кратчайшим отрезком (отрезок — это кратчайшее расстояние между двумя точками). Мощь выделяемой энергии настолько высока, что тропы пронзают всё на своём пути. Если это холм, дерево или камень, то в месте прокладки тропы физические препятствия становятся кисельно-желейными. Проходя сквозь них, ты всего лишь почувствуешь повышенную плотность, будто идёшь сквозь густой туман. Если на пути нет преград, но прямая линия проложена на высоте над землёй или водой, то воздух сгущается, и ты идёшь по нему как по куску холодца. Главное, чтоб ты понял принцип: тропинка представляет собой кратчайший (!!!) путь от одного посоха к другому, независимо от того, что встаёт на пути.

 

Удивительный узор

    А теперь включи опцию "Геометрия на плоскости" на полную и представь с высоты удивительный узор. 16 посохов окружают маленькое государство. Каждый посох не только бьёт вверх, но и находит 15 посохов на плоскости. Как только все 16 идентифицируют друг друга, они с мощностью маленького ядерного взрыва включают ещё и горизонтальные лучи, соединяясь друг с другом. Повторяю: контакт происходит не только с ближайшими посохами (очерчивая 16-угольник), а каждый бьёт лучом в каждого. Если оперативка не грузит данную страницу, то начерти сие на бумаге и удивись красоте узора. Каждый отрезок-луч — это и есть тропа, по которой маги начинают движение сквозь препятствия или шагая по воздуху.

Движение

   Как только узор заблистал во всей красе (подтвердив тем самым полную активация механизма), маг оставляет свой пост и переходит к тому соседу, что по правую руку (напоминаю про "лицом внутрь круга"). Сосед, в свою очередь, также покинул свой пост, освобождая его под тебя. И так все 16 магов. Старт и скорость максимально синхронизированы, поэтому расстояние между ними почти не меняется. Учитывая, что правильный 16-угольник практически сливается в круг, условно назовём маршрут "движением по кругу".

 

        Как только маги пройдут 1/16 круга, они останавливаются у чужого посоха и ни при каких обстоятельствах не касаются его. Зачитывается заклинание, выдерживается пауза, а затем маги снова покидают пост, продолжая движение к очередному соседнему посоху.

   Ночь. 16 лучей пронзают звёздное небо. Ещё более сложный узор мерцающей серебряной паутины накрывает целую локацию, растянутый над ней как батут. Геометрический шедевр настолько правильной формы, что так и просит поместить что-нибудь в его эпицентр (или кого-нибудь).

 

       Так давай приглядимся внимательно. Наводим фокус на середину паутины и точно в эпицентре (хоть рулеткой проверяй) сидит молодая женщина. Как бы мы не пытались обойти её — безполезно, показывается только со спины.

 

     Точёная анатомия, изящные линии молодого тела, чёрные волосы ниже лопаток, смуглая кожа. Женщина сидит в позе "Лотос", завёрнутая в лёгкую одежду жёлто-золотистого цвета. Ног не разглядеть за спиной, но судя по пальцам рук, их форма также безупречна. В правой руке девушка держит какую-то хрень из золота, напоминающую скипетр, в левой руке другую хрень, не поддающуюся идентификации моей базой данных. На обоих предплечьях золотые краги, на голове подобие золотой короны. Давай я представлю вас:

 

   — Хорес, это Аремис. Аремис, это Хорес.

 

         Она тебя сейчас конечно не слышит, но зато приличия соблюдены))

 

          [С Аремис меня связывает давний проект, поэтому позволь несколько штрихов к её портрету. Начнём с имени. Прошу места под новый рояль.]

Божественные звуки

   Наш язык очень примитивен. Даже руский (самый сложный язык на планете) — это отголосок языка Богов. У них другой уровень во всём, а мышление и язык — это два зеркала, поставленных напротив друг друга.

 

        Аремис — это женское имя, распространённое в 5-й мерности. Любая девушка именно так его и пишет, а при обращении к ней — к простой смертной, ударяют по букве "е" — Арéмис.

 

     Чтобы хоть как-то намекнуть тебе о примитивности нашей речи, попробуй произнести имя Аремис с ударением на согласную "м" — только в этом случае ты правильно прочтёшь её имя. И ведь это ещё полбеды.

 

     Буква "м" в данном случае выглядит не просто символом, а подкреплена рисунком: из правой её вертикали выстреливают два подобия салюта: один вверх, второй вниз.

 

      Ещё раз: если простую смертную нарекают "Аремис", то имя пишется и читается, как мы привыкли. Но в нашем случае в центре паутины сидит Богиня. И только она знает, что будет с тем, кто угробит диалог неправильным произношением её имени. Так что, не дай Бог (или Богиня), ты не поставишь ударение на "м" и не выпустишь из него два салюта. А ты и не выпустишь, и ни один чистый смертный не выпустит, так как именно неспособность произносить божественные звуки и выдавало смертных, стоило им только открыть рот.

 

         А сейчас Аремис лучше не отвлекать такой ерундой, потому что она подошла к кульминации своего текущего сценария.

 

       Воплотившись на Земле, и прожив [на территории нашей Саудовской Аравии] несколько земных лет, Аремис готовится вернуться домой — в звёздную сферу. Всю свою земную жизнь она впитывала вкусы здешних мандаринов, ну и конечно, возводила пирамиду, как и положено египетским правителям.

 

Знаешь, что ещё им положено?

   Не увидеть своих морщин. Им положено отойти в мир иной непременно в расцвете сил — молодыми и красивыми. Ведь это железная гарантия того, что тебя запечатлят в эталонном облике, а ни как трухлявый пень.

 

А как же умереть в расцвете сил?

  Ну конечно, насильственной смертью. В данном случае ударом ножа в мечевидный отросток грудины. Боль конечно запредельная, но зато какая награда в конце светового туннеля!

   Спроси у взрослого человека о самом торжественном событии в его жизни. Список будет незатейлив: свадьба, рождение ребёнка, всё…

 

         Самое торжественное событие, к которому Боги на Земле готовятся всю жизнь:

   — это та самая ночь;

   — это сбор сильнейших магов планеты, стоящих в кругу лицом к тебе;

       — это 16 светящихся столбов света, указывающих, словно перстом, точно на родное созвездие;

        — это гигантская светящаяся паутина невиданной красоты, в центре которой в данный момент сидит Аремис.

   Пока мы проходили краткий курс египтологии, Хорес с 15-ю коллегами прошёл круг против часовой стрелки, и теперь каждый из них вернулся туда, где начал — к своему шесту. Круг энергетически замкнут, и массивы невиданной энергии запущены прямиком в созвездие Аремис. Теперь каждый житель покрытой территории будет пожизненно отдавать свою энергию. Независимо от оттенка, эмоции радости, гнева, зависти, счастья, скорби, будут обратным водопадом вверхвергаться в небо — в банк своей Богини. Аккумулирующим устройством является пирамида. Гранями она собирает энергию жителей и выстреливает из своей вершины в созвездие хозяйки.

       Грандиозный механизм активирован, осталась вишенка на торт — мумия Аремис. Ведь нетленный труп — лучший проводник энергии живых с этого света на тот.

 

      — Эйтрейя теперь моя! — возбуждённо разводит руками Аремис в сторону безкрайних просторов своей страны.

   Эта ночь, наступившая по расписанию, тут же отклоняется от него. Энергии магов, выделенной во время ритуала, хватает, чтоб приостановить смену дня и ночи.

 

Спорим, ты даже не догадываешься зачем?

  Во-первых: чтоб маги успели пройти окружность. Несмотря на сверхзвуковую скорость их перемещения по тропам, для поддержания узора требовалась темнота ночи, а до рассвета такое не провернуть.

 

   Во-вторых: звёздная сфера не должна вращаться относительно земли, так как родному созвездию желательно залипнуть в зените — буквально над головой Бога или Богини.

Вишенка на торт

   Сразу после замыкания круга образуется энергетическая воронка. Остаётся только подключиться к ней. Бога или Богиню простой смертный не убьёт, нужен кто-то посерьёзней — один из 16-ти магов в самый раз. Особо отмечу, что это огромная честь, к тому же наделяющая мага пожизненными привилегиями после убийственного ритуала.

 

         Так вышло, что Хорес влюбился в Аремис с того момента, как впервые увидел её. Он просто потонул в её взгляде, пластилином размазался по мраморному полу её зала. Он бежал на каждую деловую встречу, низко летя по воздуху и еле волочил свинцовые ноги, когда уходил.

 

    Аремис делала вид, что не замечает вздохи воздыхателя, но в свой торжественный день решила сделать ему подарок и указала перстом на Хореса.

 

        — Хорес! Ты! — с эхом воскликнула Аремис, да так, что Хорес услышал её за несколько сотен километров (расстояние конечно условное, учитывая несоразмерность мерностей). Узоры паутины во время ритуала соединяли всех участников как сеть интернет.

         Зов Богини топором воткнулся в Хореса:

 

          — Как я могу? Нет, никак. Но если не я, то кто-то из нас. А я этого не вынесу. Значит — я?!?! Нет, я не смогу…

 

     Мысли в твоей голове играли в чехарду, пытаясь освободиться от противоречий. Но баланс убить/отказаться держался строго посередине. Не было ни одного малюсенького аргумента, который своим граммом склонил бы весы хоть в какую-нибудь сторону.

Центр Эйтрейи. Пирамида Аремис.

   Хорес, привычно волоча ноги, плетётся за горделиво вышагивающей Аремис. Что ты чувствовал в тот момент? Какую жемчужину положил в шкатулку? Идёшь убивать возлюбленную, ревностно оберегая от чужого кинжала — ситуация, воистину убийственная!

 

       Вот они — последние минуты, которые ты безуспешно пытаешься вытянуть в часы. Кинжал в руке, до смерти возбуждённая Аремис лежит на алтаре в свете факелов, отражая зрач