Это было краткое содержание. Теперь заглянем между строк.

   Армида — молодая женщина, созидательница до кончиков пальцев, вела мирную спокойную жизнь в своём уголке 5-й мерности. Некоторые художники изображают сей пейзаж маслом: уютное просторное поместье, газоны, клумбы, сад, витиеватые прогулочные дорожки с проступающими корнями хвойных деревьев и крутой спуск к морю по монолитным белокаменным ступеням без перил. Дорисую сюда небольшие водопады и ручьи, берега которых утопают в водолюбивой зелени. Гектары ухоженной территории с гнёздышком посередине, надёжно затерянные где-то между морем и горами.

 

        Особое внимание хочу уделить лестницам и балконам поместья. Нигде не было перил и вообще каких-либо ограждений. Подобные преграды в домашней планировке ни к чему, если ты не можешь упасть.

 

     Армида по настроению выходила на балкон, отталкивалась от края и расправляла крылья в сторону морского горизонта. Тёплый бриз, белые барашки волн и узоры пастельных облаков знакомы многим жителям 7-й мерности, но когда ты складываешь крылья в облаках и с высоты горных вершин стрелой пикируешь вниз, чтобы увидев своё отражение в волне, снова взмыть в небо, а потом, поймав прядь ветра, выставив пёрышки в режим планирования, плавно спуститься на галечный пляж и пешком до дома сушить вполовину расправленные крылья, слегка ими потряхивая — вот это, воистину, ни на что не похоже!

 

         В свободное от отдыха время, Армида лепила из белой глины — формировала порядок из хаоса. Если конечная форма подразумевала какой-либо одушевлённый объект, то женщина вдыхала в глину жизнь в прямом смысле слова. Вылепленная птица, животное или любой полученный гибрид обретали сознание, хоть и простейшее, которое, в свою очередь, начинало влиять на исходный аватар, постепенно модифицируя его морфо-физиологию в более сложный биологический организм.

 

      Красота — ключевой термин в этом процессе. Создание непременно должно было радовать глаз создателя, и это ещё на этапе полировки изгибов. Только самые совершенные, по мнению Армиды, творения были достойны ожить, остальные украшали территорию поместья всевозможными статуями.

 

        Розовой мечтой Армиды были дети. Однако, в своём идеальном мире рядом с собой она принципиально не видела мужчину, поэтому лелеяла надежду однажды создать себе ребёнка, скорей — дочку, и вопреки 5-й некрылатой мерности, наделить её такими же роскошными крыльями, а может и лучше. Мечта оставалась мечтой, так как птички и зверушки — это одно, а создать сознание человеческого уровня — пока непосильная задача даже для такой волшебницы.

 

          [Красоту и созидание описывать всегда приятно, будто ягодой выкупываешься в йогурте, но пора переходить к чёрной клавише рояля.]

Паразиты заползают только в лучшие плоды

   Где бы ни жил человек, как бы отдалённо не скрывался от социума, какой бы стеной не отгородился — однажды его посетят паразиты и предъявят обвинение. Если мерность начала гнить, то плесень, ответственная за новый строй, обвинит тебя в том, что не впускаешь её в свой цветущий сад — а это государственная измена по плесневой конституции.

 

      Мир Армиды хоть и был скрыт от ненужных взглядов, но никакие ставни не спасут от грибка, если инфекция уже витает в самом воздухе. Постепенно стали появляться ненужные гости и с каждым визитом их всё больше не звали. Что было нужно тварям? Ну конечно, редкая и такая полезная способность вдыхать жизнь в неодушевлённое. В первые встречи Армида крутила пальцем у виска, намекая незнакомцам, что те ничего не ведают о красоте, что она никогда не согласится на их уродливые предложения. Однако, чёрная мразь от предложений быстро перешла к требованиям, а потом, согласно своей тысячелетней методичке, и к запугиваниям.

 

     Мир изменился. Армида потеряла вкус красоты, пастель облаков перестала радовать, соль брызг теперь щипала глаза, свежесть воздуха стала увядать. Красота её мира уже не казалась восстанавливающей, вдохновляющей, безупречной… мир стал чужим.

 

Как ты думаешь, почему это произошло?

    Потому что хозяйка своего дома потеряла самое ценное, что дом ей давал — чувство защищённости. Если дом перестаёт быть крепостью — становится враждебным весь мир.

 

        Чужеродность стремительно прогрессировала, каждый новый визит тварей всё сильнее сдавливал пружину Армиды. Аппетит рос, требования становились всё наглее, а воздух отравленней.

 

     Сила действия вызывает ответное противодействие вплоть до поломки пружины, но Армида не собиралась ломаться. Женщина постепенно перешла в режим такой контр-атаки, что мелкая шушера уже не справлялась с выжигающей энергетикой хозяйки поместья, когда начинался очередной диалог с непрошеными гостями.

 

       Вскоре, до хозяйки поместья пришлось снизойти самим командирам [теперь уже известной] смоляной пирамиды. Их (мать их) величества произвели на Армиду — ценительницу красоты, эффект такого глубокого омерзения, что женщина, вот уже до упора сдавленная невыносимостью бытия, безапелляционно послала смоляную троицу в самые потаённые закоулки ада.

 

       — Какой бы внешностью вы не прикрылись, от вас смердит безобразным нутром. И что-то мне подсказывает, этот отвратительный запах — самая безобидная угроза, которую вы принесли в мой мир. Я столько времени выполняла столь низменную работу в обмен на то, чтоб ваши псы здесь как можно реже появлялись — это справедливость? Это, по-вашему, такой равноценный обмен, да?

 

     Армида устала бояться, терпеть и смотреть в пол. Пружина гудела от напряжения, но не на той частоте, чтоб её слышали три гостя со смоляным нутром, они лишь ухмылялись в ответ, как это делают зажравшиеся чиновники, выслушивая у себя в кабинете очередную истерику коренного жителя мерности, который не клянчит, а лишь просит оставить его в покое!

 

      Своим поведением Армида в тот переломный вечер официально вышла на тропу войны и первым же ударом врага потеряла самое дорогое, что у неё на тот момент было — твари отрезали ей крылья, оставив две кровавых дыры на торчащих лопатках, а пернатые сувениры с особой издёвкой бросили прям перед домом на клумбу.

 

     Свинцовые тучи смешались со свинцовым морем, горизонтальный дождь пытался смыть сад Армиды, но ей было всё равно. Она даже не чувствовала боли кровоточащих ран. Женщина коленями вонзилась в клумбу и ужасалась видом швырнутых крыльев, которых не могла представить отдельно от себя даже в самом кошмарном сне.

 

         Прогремел гром — это всё-таки лопнула пружина Армиды.

 

      Вдруг, в голове потёк кисель образов, перерастающий в какой-то шум, затем плавно проявились очертания фраз, отдельных слов. Ощущения такие, будто вспоминаешь считалочку, стишок, заклинание… Да, да, да! Точно! Самое подходящее слово — заклинание! Ох, как же сложно произнести то, что юлой вертится на языке, но никак не оформляется в слова! Но вот, образы постепенно сползли на губы Армиды, и они зашевелились:

        Женщина не поняла половины слов, которые сама же только что произнесла, но произнесла же! Стишок не отпускал, он только глубже ввинчивался в разум Армиды с каждым новым прочтением. Да она и не могла остановиться, повторяла и повторяла — то в голове, то вслух, уже сама того не различая.

 

   Непонятно, сколько прошло времени: по ощущениям — лет 20, но в действительности, минут пять. Армида, видимо сошла с ума от горя — продолжала стоять на коленях в клумбе и механически бормотать странный текст, дождь продолжал заливать сад, а ручейки крови её спину. Гром раскалывал мир, и под вспышки молний, вдруг, вдали сада показалась высокая девичья фигура. Она спешно подошла к склонённой хозяйке поместья и произнесла:

 

         — Пикирующей птице не нужны крылья, чтоб закончить удар! — и протянула руку.

 

         Армида подняла глаза и решила, что это галлюцинация: молодая гостья перед ней, оказалась копией её самой. Можно было уверенно сказать, что они родные сёстры с небольшой разницей в возрасте и самое главное — из-за спины девушки возвышались два огромных крыла, а это редкая анатомия для представителей некрылатой мерности.

   — Кто ты? — продолжая удивлённо рассматривать гостью, спросила Армида.

         — У меня есть заготовленная история для чужаков, но тебе я просто пока не отвечу, так как своим не вру. Скоро ты узнаешь подробности, а сейчас просто не готова к такой информации, тем более в таком состоянии, — уверенно отчеканила девушка.

 

      Мир Армиды только что раскололся пополам, гул в ушах, пелена перед глазами, туман в будущем, не хотелось жить, казалось, ничто сейчас не способно поднять её с колен, но странная гостья, появившаяся из ниоткуда, перекрыла боль момента своей внезапностью, странностью и ещё — необъяснимой близостью, которой хочется довериться. Её внешность, голос, манера говорить — всё это казалось Армиде частью её самой. По мимике, моторике и интонации было заметно, что гостья очень торопится.

 

           — Гром? Ливень? Свежеотрубленные крылья? Кровотечение из лопаток? Какой фактор её торопит? — пыталась вернуться к логическому мышлению Армида. — Почему ты так мне знакома? Где мы встречались? Ведь я одиночка, с людьми годами не вижусь! — продолжила недоумевать хозяйка поместья.

    Стремительно смеркалось, ливень не думал успокаиваться, гроза мешала разговору, разряды то и дело вклинивались, фразы приходилось повторять и перекрикивать гром.

 

        — Послушай… У нас мало времени, и мне нужно успеть заполучить твоё доверие. Понимаешь, у тебя есть второй путь, и я буду на нём настаивать по двум причинам: первый путь ты уже прожила, да и я уже никуда не денусь, — на второй причине девушка улыбнулась и ещё ближе протянула руку.

 

   Армида зацепилась и вставая, простонала от боли — сильно болели лопатки.

 

       — Какие ещё пути? Что за второй путь? Чем он лучше? — сыпала вопросы Армида, спешно приглашая вымокшую гостью в дом.

 

      — Сегодня ты сражённая птица, камнем падающая вниз. Не важно, летит стрела ввысь или падает — она в любом случае вонзится. Нужно просто подставить мишень. Сегодня ты ещё падаешь. Твою инерцию, злость и немыслимую боль нужно превратить во взрыв, пока ты взрывать способна, и непременно сегодня — это второй путь, и это всё пока теория.

 

         Но есть и первый путь, известный до мелочей. Завтра ты проснёшься разбитой оземь безкрылой птицей, сломленной, обнулённой, тенью без сил, без воли, но с мечтой. Твоя мечта — это единственное, что выведет из мрака и постепенно вернёт вкус существования. Не до конца, не полно, не так, как раньше, но ты всё-таки будешь хотеть жить. Мечту ты назовёшь Белиндой — это будет лучшее твоё создание, в которое ты не была способна вдохнуть жизнь, не пережив сегодняшний кошмар. Ты сама больше никогда не будешь летать, поэтому горечь утраты спровоцирует техномагический прорыв, и ты наделишь мечту крыльями, не виданные миру ранее — шедевр генной инженерии. Крылья будут неуязвимы, потому что в органику перьев ты вплетёшь плазму. Вчера на это ты была неспособна, завтра начнёшь медленный путь к мечте, а сегодня…

 

     — Это принципиально невозможно! Таких крыльев не создать, а вдохнуть сознание человеческого уровня и подавно! — перебила гостью хозяйка дома.

 

        На что гостья вонзила взгляд в глаза Армиде, молниеносно расправила крыло и перерубила мраморную колонну, подпиравшую свод потолка в столовой. Импульс был настолько велик, что колонна не упала, а осталась стоять, разрубленная поперёк. Лишь её верхняя половина отслоилась от потолка, который так же чудом не рухнул без утраченной подпорки. Эффектность выходке добавило то, что выбросив крыло, перерубив колонну и вернув крыло в сложенное исходное положение, гостья не оторвала взгляда от глаз хозяйки.

 

          — Это невозможно! — повторила Армида, не веря своим глазам и откашливаясь от облака пыли. — Такая сила не может помещаться в человеческом аватаре!

 

          — Это лишь часть той силы, которую через несколько лет ты вдохнёшь в своё творение. Вдохнёшь, но ещё не вдохнула. Ведь я здесь существую не последовательным звеном цепи событий, а отдельной, параллельной цепью. Парадокс и прелесть ситуации в том, что часть своей силы ты ещё не вложила в меня, но она уже во мне. Теперь представь, в какую силу завтра трансформируется боль, которая бурлит внутри тебя сейчас! Останется лишь подставить под неё мишень, а не дать стреле просто воткнуться в землю.

 

     — Хорошо, на минуту допустим, что ты моя дочь из будущего. Но ты предлагаешь самоубийство, ведь если я тебя не создам, значит ты исчезнешь?

 

          — Меня не будет в цепи событий, которые ещё не произошли, начиная отсчёт из этой временной точки. Ты сейчас в настоящем, а я с тобой, следовательно — я тоже в своём настоящем. Мы рядом — значит настоящее у нас общее. Моё прошлое, которое ты считаешь своим будущим, прошло для меня и уже не имеет власти надо мной. Так что, технически, где бы объект не находился, он всегда находится в настоящем.

 

     Осведомлённость, логичность повествования и конечно, сама демонстрация живых способностей Белинды отрезвляюще подействовали на Армиду. Она поймала редчайший момент перелистывания страницы книги жизни, даже шелест услышала. Речь дочери была убедительна настолько, что резко захотелось жить. Само её блистательное присутствие здесь — в доме, враз затмило отрезанные крылья, что валялись там на клумбе. Ещё вчера Армиде и в голову не пришёл бы такой поворот сюжета с такой непредсказуемой сменой приоритетов. Как же неожиданно сегодняшняя потеря становится вчерашней, если перед тобой сейчас, результат завтрашнего труда!

 

      Перелистывание страницы жизни тут же повлекло изменения: невыносимая боль притупилась, в груди набухал бутон, который вот-вот раскроется в невообразимое соцветие, и даже апокалипсис за окном уже воспринимался просто пасмурной погодой. Почему?

 

         Потому что перед тобой стоит живое доказательство силы твоей собственной. И пускай, сейчас сила ещё запечатана в бутоне, но даже на этом фоне, ураган, гром и молнии не кажутся такими магучими.


   — Что нужно сделать? — расправив плечи, спросила Армида.

       — Текущие проблемы решают в упрощённых мирах. Никому не справиться с троицей здесь, но есть шанс спуститься ниже, где они теряют силу. Люди, конечно тоже теряют, но мы в отличие от них можем создавать новое, а они живут украденными технологиями. Время между созданием ловушки и её кражей — это фора, это наш шанс победить тварей свежей, пока неведомой им технологией, — подробно разъяснила Белинда.

 

   — Почему мы спешим? — наконец-то задала этот вопрос хозяйка дома.

 

           — Потому что Перекрёсток Миров закроется к рассвету. Это слишком редкое и весьма скоротечное явление, которое открывает великие возможности. Для тебя Перекрёсток начался, когда ты потеряла крылья. Именно поэтому я появилась в твоём саду сразу после трагедии. Ни на минуту раньше нельзя было. Так что, катапультируясь в твою жизнь, я должна была попасть во временной интервал всего в несколько часов, и второй попытки у меня нет.

 

        До рассвета мы должны добраться до Меганома. Ты об этом ещё вряд ли знаешь, но его жерло — это действующий плазменный шлюз, по счастливой случайности направленный сегодня в нужный тебе пространственно-временной кластер. Других доступных порталов на сегодня нет. Ты отправишься в 6-ю мерность и займёшь специально смоделированную под тебя ячейку. Там всё готово, модуль ждёт.


   — Это больно? — прикрывая руками рот, робко спросила Армида.

   — До одури! — со знанием дела воскликнула девушка.

 

   — Это всё?

 

           — Чуть не забыла… После пробуждения в новом мире ты даже слова не вспомнишь из нашего разговора.

 

   — А как же я пойму, что нужно делать? — совсем растерялась женщина.

 

       — Сразу никто не понимает… Но однажды наступит этот волшебный день, который ты станешь считать своим настоящим Днём Рождения.

   7-я мерность. В которую опять пришлось пойти добровольно через банальный шлем и разумеется, в безпамятстве, но в надежде на телемост: «Алексия в МВС тут — Алексия в хранилище корпорации там». Да и ставки к тому моменту уже взлетели до небес, а на финишной прямой жаловаться на усталость как-то не принято.

 

«Месть — это блюдо, которое подают холодным»

   Подготовка к МВС-24 в разгаре. Остались считанные часы. Пришла пора проверить афоризм на практике, но как по мне, так жара стояла адская.

 

        Первый взмах за молотом. Многотонная глыба начинает свои фатальные удары прицельно по каждому иномерцу. Молот долбит по скелету, боль долбит в виски, болевой шок на грани обморока, которого никто не допустит.

 

      А не допустит этого руна, зависшая над тварями, и Алексия, которая теперь может войти прямо в центр Базы-171 без опаски.

 

        — Ооо, если бы вы знали тогда, у порога моего дома, отрезая крылья от моей спины, что я найду вас здесь — трёх тряпичных кукол, неспособных даже отключиться от боли, сделали бы вы такое снова? Думаю, сделали бы. Ведь отбирать, присваивать и причинять боль — это ваша начинка, именно она проступает сквозь любой ваш аватар и так смердит, верно?

 

       Затем Алексия подняла взор вверх, и губы её зашевелились как когда-то, но теперь её слышали те самые твари, которые эти строки и вложили в её голову сгустком раздирающей боли.

  Каждое слово тут же отдавало двойным эхом — эффект блестящей вертикальной синхронизации, ибо заклятие синхронно накладывали сразу трое женщин в трёх мерностях одновременно — Армида, плача на коленях в своей клумбе; Алексия на ковре своей спальни и Алексия здесь в МВС.

 

        Воздух вокруг стал уплотняться, куполом накрывая базу. Как облака перетекают в причудливые фигуры, так на куполе стали проступать сложные витиеватые символы. Их очертания становились всё отчётливей, плавно сплетаясь друг с другом в единый полусферический узор, замыкая воздушное пространство. Заклинание сработало! Создан непроницаемый барьер, смоляные сознания в ловушке!

 

      В это время, в сотне метров от базы, человек в бардовом плаще накладывал собственный рунический узор, но уже на внешнюю сторону сформированного купола. Риск был слишком велик, чтобы ставить защиту только на одну из сторон, а парное запечатывание гарантировало броню с приличным запасом прочности.

 

      Каждый символ, как снаружи, так и изнутри, люминесцентно светился своим цветом, оттого купол ужасающе озарял ночное пространство неопределённым спектром. Теперь им не ускользнуть, не просочиться — можно втягивать струны!

 

        К утру пепел осел. Алексия шла по дну котлована, вызывающе шаркая ногами. Вот и всё. Танцевать можно прямо на пепле, ибо он и есть измельчённые кости смоляной нечисти, которую спустя столько времени, наконец-таки удалось отправить в небытие.

В ту же секунду в 5-й мерности:

   Вдруг, в голове Армиды потёк кисель образов, перерастающий в какой-то шум, затем плавно проявились очертания фраз, отдельных слов. Ох, как же сложно произнести то, что юлой вертится на языке! Но вот, образы постепенно сползли на губы Армиды, и они зашевелились.

 

    Армида и Алексия, находясь в разных мерностях, абсолютно синхронно произнесли слова заклинания!!!

 

          [В кино в такие моменты обычно делят экран пополам, чтоб зритель убедился в одновременном шевелении губ двух независимых персонажей.]

 

         Ключ готов! Да, он приплыл облаком боли из 5-й мерности и требовал соткать из сырья строки заклинания, которые тут же, невзирая на расстояние и время, необходимо отфутболить назад в 5-ю, но уже в виде рабочего заклинания, которое запустит цепную реакцию с внезапным появлением Белинды.

 

Ключ создан, вставлен в замок и повёрнут — дверь открылась, что дальше?

 

А дальше самое интересное…

 6-я мерность.

       [Сценарий этой мерности раскрывает высшую степень мастерства, когда охотник придуривается дичью.]

 

      Армида подгрузилась в самое ядро корпорации в тело работницы по имени Alexia Hawaiider. Загрузка прошла без проблем, осталось лишь пережить «лёгкие» признаки переезда, а затем заняться делом. Кресло Алексии прилично возвышалось в смоляной иерархии. Женщина имела высокий доступ в базе данных корпорации, ибо душа её аватара долго и прилежно нарабатывала такое доверие.

 

        По задумке, используя свой высокий допуск, за годы службы Алексия должна была изучить подноготную пирамиды настолько, чтоб обнажились уязвимые места паразитической машины. Однако, сон Алексии был глубок, а забвение не спешило выпускать разум женщины из своих клешней.

 

       В шахматной партии у каждой стороны есть право на такое-то количество замен, подсказок, намёков, монеток, патронов — волшебных пенделей, короче. Ввиду застопорившегося анабиоза Алексии, было решено воспользоваться таким правом и сдвинуть ситуацию с мёртвой точки посредством незапланированной встречи.

Незапланированная встреча

   День выдался адским. Подвернувшись под горячую руку начальства, Алексия огребла за весь отдел — за ошибки, которых не делала. Придя домой выжатая как лимон, она ещё не отошла от выговора, поэтому бубнила вслух дерзкие оправдания, на которые не решилась в кабинете.

 

         — Пикирующему Соколу не нужны крылья, чтоб закончить удар! — послышался мужской голос за спиной.

 

       Алексия хотела было повернуться и вскрикнуть, но крепкая мужская рука уже зажала ей рот.

 

          — Теперь включай логику: ты женщина, которая, по моим данным, живёт одна, никого сегодня не ждёт, не обладает боевыми навыками и в полтора раза легче меня. Я — мужчина с противоположной тебе характеристикой. У меня нет цели грабить дом, иначе бы ограбил до твоего прихода. Я не желаю тебя убивать, иначе свернул бы твою шею сразу, без этих разговоров. Я не похититель, ведь проще было схватить тебя у входа в дом. И наконец, я не мучитель и не насильник, потому что… потому что… в общем, просто поверь на слово, — замешкался гость. — Моя специализация — плести кружева, в чём ты убедишься в течении следующих недель. В твоей голове есть вопросы, включая такие, о которых ты ещё не подозреваешь — они-то и наделят меня статусом желанного гостя. Сейчас я уберу руки, и ты задашь мне свой первый вопрос. Кивни, если мы договорились.

 

     Алексия кивнула, незнакомец отошёл в дальний угол комнаты, тем самым уважительно освободив личностное пространство женщины.

 

   — Птице…

   — Что??? — удивлённо переспросил гость.

            — Там, вроде говорится: «Пикирующей птице не нужны крылья, чтоб закончить удар», — и из глаз Алексии брызнули слёзы.

 

       Блокада дала трещину. Специалисты в области воспоминаний всегда делают ставку на кодовые фразы, но такого гость не ожидал:

 

      — Так просто? Всего одна фраза и можно было рот тебе не зажимать? — улыбнулся незнакомец и виновато добавил: — В оригинале «Сокол»… это Белинда «птицей» заменила.

 

        — Так вот почему вся эта жизнь казалась такой тесной и чужой, — продолжила всхлипывать Алексия.

        — Да, именно поэтому… С днём рождения… Армида! — откланялся мужчина в бардовом балахоне с золотыми вензелями, накинул глубокий капюшон и вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Безконечность и ещё чуть-чуть

   Ночь без сна. И следующая тоже. Текущая жизнь совершенно потеряла смысл. Алексия тенью передвигалась по городу, обрывки воспоминаний вспышками ослепляли помутневшее сознание. В линейную хронологию события отказывали выстраиваться, куски прошлой жизни всплывали в памяти хаотично. Сборка самого сложного пазла убийственно перечеркнула весь ритм привычной жизни Алексии. Самым больным фрагментом оказался уловитель, согласно которому, будучи ещё ребёнком, Алексия падая с лестницы, приземлилась спиной на камень и сломала правую лопатку — топорный уловитель с редчайшим видом переломов костей.

 

    Та встреча с незнакомцем в плаще была настолько непродолжительной, шокирующей, переломной и далёкой, что теперь казалась сном, наваждением, каким-то бредом или самообманом. Женщина гнала эти мысли прочь, пока однажды он снова не нарисовался в своём репертуаре — ввалился в дом опять до прихода хозяйки.

 

    Наконец-то сценарий с адским входом встал на свои рельсы — началось обучение. Первые уроки затрагивали «Сакральную геометрию» — именно так обозначил незнакомец. Алексия обучалась начертанию от руки простейших геометрических фигур. Сперва это происходило на плоскости.

 

   Через несколько недель обучение подошло ко второй фазе: «Объёмная геометрия». А ещё через полгода наступила третья заключительная, самая сложная фаза обучения: «Объёмная геометрия в движении». Алексия должна была не просто уметь построить сложнейшие геометрические объекты, но и перемещать их в воображении, видоизменять и взаимодействовать между собой.

 

         На вопрос Алексии: «Зачем мы этим занимаемся?» — незнакомец отвечал, что однажды все эти каракули из головы нужно перенести в воздух. Алексия не всегда понимала метафоры своего учителя, но выражение про «воздух» показалось ей буквальным.

 

          — Каждая чёрточка в пространстве, каждый завиток на одежде, каждый узор на бумаге несёт в себе смысл. Совокупность завитков составляет руну. Совокупность рун — рунический язык. Моя задача — обучить тебя алфавиту этих узоров, чтобы потом ты изобрела собственный язык. Весь смысл именно в уникальном языке, который будет расти и крепнуть, если его обильно поливать своей энергией. Язык может состоять из сотен, тысяч, десятков тысяч рун, совокупность которых понятна только тебе, но это совсем не та пародия, которую вылили в массы, на которой шизотерики гадают как на картах. Это всё равно, что телефоном колоть орехи.

 

          Когда ты создашь свой собственный язык, ни один человек на свете не сможет прочесть надпись, а значит, понять её назначение, даже я! Но чтобы достичь такого уровня, ты должна не просто играючи синтезировать и анимировать в голове объёмные фигуры, но и овладеть искусством трансформации образов в символы и наоборот.

 

       В символы можно запечатать всё: звуки, запахи, прикосновения руки, горечь травы, вкус поцелуя, взрыв бомбы, страх, нежность, зависть и всё что угодно. Способность трансформировать образы в символы и обратно зависит от уровня мастера. Например, можно создать режим невидимки, начертив определённые узоры на своём плаще. Тебя не запомнят, даже если увидят. Конфигураций в этом искусстве — безконечность и ещё чуть-чуть. Всё зависит от желания постоянно развиваться и импровизировать.

 

      Однажды наступит такой день, когда ты сломаешь техногенный блок мерности, который прежде всего стоит в твоей голове. Ты сможешь вытаскивать образы из головы и транслировать их голографически без технических устройств, — объяснял незнакомец.

Ключ

   Обучение приходилось совмещать со службой в корпорации, иначе вся затея потеряла бы смысл. Днём Алексия продолжала идентифицировать и изучать хлипкие кирпичи паразитической пирамиды, а вечером заниматься диверсионно-тактической подготовкой.

 

   Обучение перешло на новый уровень. Оказалось, что все эти фазы с геометрическими фигурами — лишь фундамент для настоящих знаний. Затем незнакомец ушёл. Он залил фундамент, но дальше вмешиваться права не имел, ибо Алексия должна была создать свой собственный язык символов. На прощанье он сказал, что любой сценарий рано или поздно упрётся в дверь, ключ от которой уже должен лежать в кармане.

 

  Напутствия получены, но что это за ключ? Как он выглядит? Он буквален?

 

     Однажды Алексия проснулась от странного сна. Помнить его помнила, но пересказать словами не представлялось возможным. Бывают такие сны — всё видишь, понимаешь, чувствуешь, сон не стёрт из памяти, но пересказать никак, даже с краешка начать.

 

       Сон не развеялся ни через час, ни к вечеру, ни через неделю. Он просто завис над головой незримым облаком, скорей — сгустком зашифрованной информации, которая отобрала покой Алексии. Чего только она не делала, используя все свои новые знания, но облако оставалось облаком.

 

           — Так может это и есть ключ? — задумалась женщина, и мурашки пронеслись между лопаток.

 

        И началась долгая и упорная работа по расшифровке кода. Алексия интуитивно ощущала, что перед ней алмаз, который требует огранки. Видимо, подсознание уже подсунуло слепок ключа, осталось выполнить в заготовке индивидуальную проточку. Шли недели и постепенно, Алексия распутывала клубок, зависший над головой. Она осторожно вытягивала ниточку, а та постоянно рвалась. Ещё несколько недель декодировки и о, чудо! — проявились первые символы, которые можно было упростить до текста. Безсвязные слова тщательно записывались на бумагу, словно ныряльщик собирал драгоценные жемчужины. Время шло, и слов становилось всё больше, но их винегрет по-прежнему не нёс смысловой нагрузки. Казалось, что не хватает всего одного дешифрованного слова, чтоб остальные пробелы открылись уже по инерции и расставились по своим местам.

 

         Опять сон, кошмарный на этот раз. Алексия вскочила, как и принято вскакивать от подобных сновидений. Ей приснилось буйство природы: ураган, косой ливень, гром и молнии, а затем лавина снега сошла с вершины горы и превратившись в сель, погребла под собой Алексию. Женщина спрыгнула с кровати, стала нервно ходить по спальне и вдруг!!!

 

      Сгусток энергии, преследовавший все эти месяцы, вдруг сжался в объёме и влетел внутрь головы, отчего та загудела так, что Алексия, что есть силы, надавила пальцами на виски, пытаясь предотвратить взрыв черепной коробки. Сумасшедшая боль заставила зажмуриться и упасть на колени, воткнувшись ими в пол. Затем боль отступила, словно вылетела из головы. Алексия открыла глаза и в который раз не поверила им — в воздухе, прямо на фоне стены висели люминесцентные строки в строгих рядах и их можно было прочесть, и она прочла:

   В сценарии 6-й мерности вовсе не планировалось мстить обидчикам, ибо на тот момент это было уже невозможно. Слишком велик был их контроль. Основная цель этого сценария заключалась в дистанционном создании развилки в 5-й мерности во временной точке, где Армида зверски лишилась крыльев, плюс овладение супер-оружием, которое теперь нужно было контрабандой перевезти на этаж ниже.

 © 2020 Как мы сюда попадали

Все права защищены и охраняются Dragконом

Копирование материалов сайта строго запрещено

Как мы сюда попадали
Как мы сюда попадали