7-я мерность. Мила Крайонга — молодая оторва, промышляющая поиском кладов. В основном для собственного обогащения, но иногда и на заказ выискивала и доставляла различные безделушки-побрякушки. Что-то типа Луизы Детлер, только на голову пониже, ибо уровень мастерства не тот.

 

       Как-то раз, Миле заказали найти некий кнут. С виду кнут как кнут, которым пасут скот. На вопрос о вознаграждении, заказчик намекнул, что никакого аванса и расчёта не будет, и чтоб Мила взяла с собой карманы побольше, так как мимо своей награды точно не пройдёт. Дали описание, крестик на карте, и девушка пустилась в путь.

 

      Преодолев приличное расстояние, Мила довольно легко нашла хранилище, набитое блестящими побрякушками. Войдя внутрь, девушка обалдела: такого количества драгметаллов и камней она отродясь не видела. За свою посредственную карьеру ценней золотой монеты ничего находить не удавалось, а тут просто горы богатств.

 

     Прям в традициях "Лампы Алладина" среди переливающейся роскоши на выступающем отломке скалистой стены висел кнут, как его и описывал заказчик — обычный пастуший кнут, затенённый блеском сокровищ.

 

        Золото — очень плотный металл, почти в два раза тяжелее свинца. Поэтому когда в кино показывают мешки из под картошки, жадно, до верху набитые золотом — не верь, что их прям взял через плечо и понёс до ближайшего верблюда или лошади. 10-литровое ведро золотых цепей, перстней и монет будет весить около 200 кг (!!!)

 

       Заказчик не обманул — награда валялась под ногами и просилась в карманы. Осталось теперь не обмануть заказчика. Мила взяла столько, сколько смогла утащить, плюс жалкий, ничем не примечательный кнут.

 

      Девушка была не дура. Всю обратную дорогу она ломала голову: как такие запасы сокровищ могли перевесить какой-то кнут, который зачем-то так нужен придурковатому заказчику? Ближайшие несколько дней Мила вложила громадные усилия в разгадку ребуса, неумело махая кнутом. Отбив и порезав себе все части тела, к каким только приложился кончик кнута, девушка так и не поняла, в чём подвох.

 

      Многодневный пеший маршбросок по степям и лугам всё-таки заставил девушку скукой, помноженную на любопытство, потихоньку овладевать техникой удара. Уже даже получались негромкие хлопки кисточкой кнута. Очередной день близился к концу, Мила ковыляла по дороге и от нечего делать упражнялась долбить мух, которые время от времени подлетали на расстояние кнута. Конечно, ни одной мухи так и не пострадало, но зато каждый следующий хлопок становился звонче предыдущего.

 

        На горизонте зарождались грозовые облака и уже начинало сверкать тут и там. Мила, как бы пытаясь переплюнуть гром, всё отчаянней хлыстала воздух, радуясь, что хоть и не разгадала секрет артефакта, но зато теперь так нормально Dolbi't окружающее пространство. И вдруг, в момент очередного хлопка кнутом, совсем рядом, чуть ли ни над головой, шарахнул громовой раскат. Два звука слились воедино, и кнут необычно завибрировал.

 

        Колебания, словно падающие доминошки, донесли вибрацию до рукояти кнута, а затем рассредоточились по всему телу девушки. Боли не было, страха тоже, зато рука налилась необычным чувством могущества, которое предвкушал кнут.

 

    Это очень трудно описать словами, но чувство было из крутейших. Когда садишься за руль 600-сильного авто и едва коснувшись педали газа, табун рвёт из-под себя, вдавливая водителя в кожаное кресло. Ощущение власти над необузданной мощью — противоречивый симбиоз, опьяняющий любое сознание.

 

         Совершенно не успев напугаться, оторва Мила испытала дикое удовлетворение и в продолжение порыва хлестанула воздух в очередной раз. В тот же миг в окончании кнута возникло такое напряжение, что воздух вокруг кисточки преломился в сжатую сферу, и округлился горизонт, будто на него смотришь сквозь гигантскую каплю воды, которая потеряв гравитацию, вывалилась из аквариума литров так под 500. Сгусток энергии невиданной силы на секунду завис в воздухе, произвёл гул обратного воспроизведения пушечного выстрела и разлетелся в стороны, разойдясь концентрическими волнами от эпицентра взрыва.

 

      Удивление девушки превысило ещё совсем недавнее удивление сокровищам многократно. Мила, создав ещё несколько десятков таких взрывающихся преломлений и наигравшись досыта, приступила к организации ночлега, так как вместе с грозой пришли сумерки. Засыпая, девушка радовалась, что хоть и не поняла, что это за диалоги с грозой, но тем не менее, завеса кнута слегка приоткрылась.

 

      Наутро Мила уже стояла в портовом городке и договаривалась с капитаном торгового судёнышка перевезти её через море. К сожалению, девушка обогатилась настолько, что светить перстнями с крупными камнями не рискнула, а серебра и хотя бы просто монет с собой не прихватила. Это и сыграло ключевую роль в диалоге с моряками: те не хотели брать пассажирку просто так, а Мила, уже почуяв под ногами доску палубы, напрочь отказывалась возвращаться на берег. В итоге, капитан приказал вышвырнуть неадекватную хамку хоть на пирс, хоть за борт (на усмотрение матросов и направление ветра). Один здоровяк даже успел разок приложиться крепкой ладонью к лопаткам Милы, на что девушка, не сдержав такого гостеприимства, достала из сумки кнут и шарахнула между мачтами.

Ба-бах!!!

 

        Гигантская капля то ли воды, то ли воздуха, с грохотом пушки взорвалась над палубой.

 

        — Вот вам, мужланы неотёсанные!!! — пробубнила Мила, решив, что если и покинет палубу, то не с позором, а вот с таким ответным бахом престижа, как вдруг…

 

     Глаза матросов потускнели. Теперь полсотни глаз здоровенных волосатых мужиков, включая несговорчивого капитана, напоминали взгляд спаниеля, ждущего очередную команду своей хозяйки. Картина маслом: "Рабы приветствуют свою императрицу". Не нужно слов, вопросы были ни к чему, когда на тебя смотрит несколько десятков человек, напрочь лишённых воли. Даже полк солдат смотрит на своего генерала ни с таким раболепием, как команда морских волков на хрупкую девушку. Во взгляде так и читалось:

 

            — Что изволите, госпожа?

 

      Казалось, что рабы были готовы попрыгать за борт, вздёрнуться на рее или отнести госпожу через море прям на руках, лишь бы угодить своей хозяйке.

 

         Едва придя в себя, Мила теперь-таки поняла, почему кнут перевешивает тонны золота и камней.

 

        Понять механизм, а самое главное — включить кнут было не так-то просто, но по воле судьбы и стечению обстоятельств, Мила смогла его синхронизировать с собой. До конца не понимая, какое могущество она держит в правой руке, девушка приняла судьбоносное решение оставить игрушку себе, перевернув страницу мелкой неудачницы.

  Шли годы. Кнут перевернул мозги своей хозяйке. Власть, богатство и могущество свели Милу с ума. Конечно, ей казалось, что занавес кнута ей давно открыт, но на самом деле открытие было неполным.

 

       У игрушки было одно свойство: кнут обладал встроенной кармической обратной связью. Учитывая, что он лишал воли, нарушалось главное правило мироздания о её неприкосновенности. И чем больше нарушала кон Мила, тем больше кнут старался восстановить равновесие, пытаясь сплестись с хозяйкой в одно целое.

 

   Сначала он словно пружина, старался намотаться на руку, но Мила уже приспособилась скидывать неугомонное существо с предплечья, затем было несколько попыток обвивания ног. Мила падала, разбивая колени, плакала, но изо всех сил не показывала вида, что кнут делает с ней. В итоге чаша весов перевесила, и кнут, просто обвив торс и сломав рёбра, задушил тебя как удав.

Назад

 © 2020 Как мы сюда попадали

Все права защищены и охраняются Dragконом

Копирование материалов сайта строго запрещено

Как мы сюда попадали
Как мы сюда попадали